Добро пожаловать
Вход / Регистрация


Океаническая рыбалка

Вот и приходится метаться по водоему в поисках удачи, а когда надоедает здесь ловить мелочь, возникает желание вырваться куда-нибудь подальше, туда, где вода синее и рыба крупнее. А потом пытаемся соединить воедино желания и возможности, Иногда это удается. О поездке в дальние края, в том числе и на Кубу, мы порой мечтали в дружной рыбацкой компании. И тормозят мечту, как правило, два якоря - деньги и время. Вот и приходится ужиматься в чем-то, где-то что-то организовывать, искать дополнительную работу, договариваться, заниматься хлопотной суетой ради призрачной надежды. И когда ну очень хочется, мечта чаще всего сбывается.


 

Группер - отличный боец, а в кулинарном смысле выше всяких похвал.

Назад в СССР

Стараясь избежать проблем с языком, наш товарищ Антон целый год учил испанский язык, чтобы попрактиковаться на месте и не попасть, как говорится, впросак. Параллельно он вел переписку с нашим будущим гидом о наших рыболовных предпочтениях. А так как группа единомышленников сложилась из искушенных рыболовов, то желания были разными: от ловли акулы до тунца, тарпона и басса. Все как обычно: намеревались объять необъятное. Антону с Зауром проще, они были в тех краях в прошлом году, и с рыбалкой им повезло. Только не поймали они тарпона и не попробовали ловить басса, а значит, появился повод поехать на рыбалку еще раз.

Кубинский аэропорт. Строгий паспортный контроль и проверка личных вещей вплоть до того, что пришлось отдельно раскрывать сцмку с фототехникой и показывать каждый объектив, снимая крышки, и каждый запасной аккумулятор. У Антона в кофре с видеокамерой оказался навигатор. Просто он всегда с собой его возит и фиксирует в Google места своего пребывания. Это обошлось нам в четыpe дополнительных часа общения с чиновниками из службы безопасности, после чего этот девайс у путешественника был изьят, о чем был составлен акт. На обратном пути понадобился еще дополнительный час, чтобы найти его и вернуть хозяину. После пятидесятилетней изоляции от капиталистического мира страна живет в ожидании постоянных подвохов от врагов. Удостоверение международного журналиста и вручение свежего номера журнала не спасло ситуацию. Пришел русскоговорящий человек и дополнительно взял все данные обо мне. Как мы уже отвыкли от этого!

Первой точкой нашего пребывания стал национальный парк Parque Nacional Pen-imcula de Gunanahacabibes на западе острова. Отсюда мы ежедневно отправлялись в океан на рыбалку. Красивый белый катер, произведенный в Бразилии, был оборудован всем, только в том месте на приборной доске, где по логике должны быть навигатор и эхолот, зияла дыра, затянутая черной пленкой. По местному закону населению нельзя иметь эти технические средства.

Океаническая рыбалка

Троллингом ловились барракуды, групперы, небольшие тунцы. Но такая рыбалка не для меня - нет драйва и сопричастности к процессу. Ну согнулось в очередной раз удилище, ну покрутил катушку. Интереснее было ловить на попперы тех же самых рыб, но не на свале в глубину, а на подводных банках-отмелях. С носа катера в прозрачной воде атакующая тень хищника была видна издалека, и, если ему игра не нравилась, он, задумчиво покружившись под плюхающим воблером, уходил восвояси. Или жестко с разворотом бил в приманку, заставляя спиннинг сгибаться в дугу, что вызывало мощный выброс адреналина в кровь. Помимо попперов тут неплохо работали тяжелые колеблющиеся блесны массой до 40 г. Предварительно мы заменили заводные кольца, карабины и крючки на более мощные, с указанным разрывным усилием.

Еще одной разновидностью местной рыбалки была ловля в отвес на кусок мяса барракуды или лобстера. Лобстеров с маской и трубкой нам наловили на дне залива члены экипажа и наш гид Иван. Подобная ловля тоже достаточно примитивна: грузило, крючок с мясом и постукивание по дну. Она чем-то мне напомнила давнюю детскую игру, когда из-за картонной ширмы с нарисованным морем, удочкой с магнитом на конце веревочки вытаскивали разных рыбок с жестяной клепкой на носу. И названий этих рыб мы не знали. На вопрос о съедобности или несъедобности рыбы нам отвечал матрос нашего катера. Тогда рыба отправлялась либо в трюм, либо обратно в море. Когда подобная рыбалка стала надоедать, мы попросили капитана организовать нам охоту за акулой. Он задумчиво сморщил лоб и произнес: «Маньяна пор ла маньяна» (завтра утром). Здесь достаточно интересное, на наш современный взгляд, отношение к работе. Катер был государственный, мы оплатили его аренду и топливо в одном из городков по дороге сюда. На катере было несколько казенных удилищ с катушками, вобле-рами, поводками и вертлюгами. Но стоило показать наши приманки и поводки, привезенные с собой, как тут же именно они шли в ход, и, только если в наших коробках не находился нужный предмет, матрос с капитаном доставали свои ящики. Каждое утро в назначенный час мы выезжали на рыбалку и возвращались, пробыв в океане несколько часов. В полдень рыба клевала слабо, и мы в это время купались или пробовали ловить троллингом, но почти безрезультатно.

При попытке договориться с капитаном о том, чтобы вернуться домой, а потом выйти на вечернюю зорьку, ничего не получилось, даже после предложения дополнительной оплаты. И было непонятно, что это: нежелание работать или пограничный режим выхода в море запрещал вечерние катания? Поэтому, предлагая сменить тему ловли, мы, как правило, слышали знакомое «манана», что означало и завтра, и утром.

На рассвете мы вновь вышли в океан. Капитан, ориентируясь только по ему одному знакомым зацепкам на берегу, вывел нас на точку; достал веревку в палец толщиной: осмотрев наши коробочки, выбрал метровый тросик, приобретенный в Москве, с разрывной нагрузкой 120 кг Прицепил к нему мощный крючок Owner размером не меньше 12/0, привязал грузило, отрезал и насадил кусок мяса, достав из трюма одну из вчерашних рыб, и сделал заброс за корму. Никакого удилища и катушки. Буквально через десять минут он обратил наше внимание на то, как дергается веревка, и сделал подсечку рукой. Тяжело подтащив к борту акулу длиной около 2 м, он передал веревку одному из нас. Вдоль кормы, рассекая воду, двигалась серая тень. Капитан с другой веревкой в руках быстро связал аркан вокруг дергающейся веревки и дал команду поднимать рыбу вверх. Едва акулья морда показалась над водой, он набросил на нее петлю и затянул аркан. Петля прошла ровно вдоль жаберных щелей хищника и плотно обхватила его голову. Учитывая устройство шкуры акулы с плакоидной чешуей, шансов вырваться у нее не было. Внутри чешуйки устроены, как зубы; они состоят из дентина, окружающего пульпу, а сверху их покрывает слой эмали. Направлены зубчики острием к хвосту, поэтому веревка не могла соскользнуть. Матрос сделал несколько оглушающих ударов специальной деревянной колотушкой по носу рыбы, еще одна петля захватила ее хвост, и акула была вытащена на корму. Она уже не двигалась, но пасти не разжимала. Чтобы раздвинуть ей челюсти и вытащить крючок, в пасть засунули ту же колотушку, обитую толстой полоской меди. Челюсти сомкнулись так, что медная стружка пошла завитками. Вырваться из этой пасти просто невозможно. Только через полчаса мы смогли сделать несколько фотографий. «Есть желающие половить?» - спросил капитан, и, услышав утвердительный ответ, забросил новую снасть. Поклевку ждали около получаса, еще полчаса Антон боролся с рыбой, пришлось ему помочь подтащить рыбу к борту. Я снимал борьбу на камеру. Но после получасовой борьбы лопнула веревка, видимо, каким-то образом попавшая под зубы хищницы, и она обрела свободу. Кстати, тушеное мясо акулы, как и суп из ее плавников не воодушевили ни вкусом, ни ароматом. Сегодня был  прощальный ужин, а завтра едем ловить тарпона.


Написать комментарий

Комментарии

Комментариев нет.

Похожие статьи

RSS